6 грн за подростка

школа Отчего в Московских школах отличаются маленькие суммы на питание детей?

В эти дни пришлось услышать от подружки очень неприятный рассказ о том, что состояние здоровья детей, проводящих полдня в школе, производит, находится в зависимости от довольно черных моделей, по которым проводится детское питание. Проводится оно, оказалось, почти на искреннем слове – вернее, не искреннем, о чем ниже.

Моя подружка (представим ее Наташей, чтобы избежать неприятностей) – мать-одиночка, воспитывающая восьмилетнего сына. Так как проживает Наташа с старыми опекунами и малышом в незначительный квартире в центре Киева, то и идет ее Андрей (имя также модифицированное) в одну из центральных школ со специальным исследованием зарубежных языков, куда как правило организуют собственных чад люди снабженные. И для снабженных людей не понимает особенной неприятности то, что руководство школы практически узаконило ежемесячные щедроты на разные нужды – от монтажа, до специального дохода преподавателей и питания подростков. Так как речь в большинстве случаев проходит о нескольких сотнях грн, которые для прекрасно зарабатывающих полновесных семей большой суммой не считаются. Выгоднее и легче их оплатить — понимая, что потом завучи и главный директор не будут организовывать тебе дебоши, а малыш ваш не останется голоден и сидеть будет в горячем классе, а не в неотапливаемой комнате с прохудившимся потолком.

У Наташи, пока, домашняя денежная картина трудная, поэтому платить взносы в школьные фонды (как бы там ни было, периодически) она не может. И выходит так, что питаться в школе ее сын может лишь теми продуктами, которые оплачены расчетом, а не материнскими взносами. В случае если учесть, что из расчета на питание одного подростка выходит лишь 6 грн, можно представить себе эти небогатые завтраки, запиваемые палевым «чаем», на 90 % заключающимся из кипятка.

Хуже всего, что в итоге такого «питания по материальному симптому» в столовой Андрей оказывается, на самом деле, огражден от других детей, которых питают обычной пищей. Необходимо ли рассуждать, как негативно это воздействует на уязвимой детской психике и будущей социализации малыша? Домой Андрей возвращается довольно часто сорванным, является все более и более изолированным – элементарно, в случае если малыша с самого детства приваживать к тому, что его положение в коллективе находится в зависимости лишь от денежных средств, да еще и денежных средств его опекунов.

Полагаю, что неприятность питания подростков знакома не только лишь Наташе, а другим опекунам. Даже в случае если оставить в стороне психические нюансы, как быть с чистой физиологией? Как выжиматься из полуголодного положения малыша? Бутербродами? Высохшими завтраками из дома? Любой опекун знает, что маневренность младшеклассников часто препятствует им пользоваться бутербродом по предназначению, а не поиграть им в футбол на переменке. И расписания приема еды подростки не совсем соблюдают – за питанием так или иначе должны следить потрясающие начальники. Делать это, разумеется, вернее отдаляя детей в столовую, а не убеждая скушать пакет из дома.

Я могу осознать и руководство школ, которое практически вынуждено создавать налог с опекунов, чтобы дети, располагающиеся под ответственностью преподавателей, не являлись в недоедающем гипнозе. Однако отчего же вопрос этих бедственных 6 грн на малыша не обсуждается с управлением участков, города, наконец? Пожалуй, школам прибыльна такая независимая хозяйственно-финансовая деятельность, которую можно изъяснять великодушными задачами, вроде питания детей. Так как, принимая во внимание, что на 6 грн очень много не приобретешь за деньги, можно позволить себе не покупать вообще почти ничего (либо ничего высококачественного!). Получая экономные денежные средства, однако теряя на еду материнские взносы. В целом, как и повсеместно у нас, как досадно бы это не звучало, есть прием для злоупотреблений, который заложен в оплачивание школьных столовых.

А готовя данный история, я обнаружила необычную вещь. Оказывается, в Киеве на питание подростков акцентируют средства, большие, чем во всех прочих областях. По какой причине это происходит –абсолютно неясно, принимая во внимание уровень расценок на продукты в столице. Формальная позиция такая – на питание подростков отличаются огромные суммы в тех областях, которые являются потерпевшими от ядерной крушения в Чернобыле. Разница с киевским финансированием иногда достигает 2-2,5 раз. Объяснить, отчего Киев, при таком раскладе, не является потерпевшим, и отчего в самом насыщенном городке страны невозможно отметить приличные денежные средства на питание детей пока не получилось нигде. Дожидаемся, когда недоедающие дети из бедных семей и впрочем начнут снижаться с кризису?

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>